Переводы клинописных текстов Ю.Б.Гавриловой

ДРЕВНЕЙШИЕ ЦАРСКИЕ НАДПИСИ,
ИЛИ КАК НАЧИНАЛАСЬ ИСТОРИЯ

Царские надписи представляют собой первый жанр самостоятельной письменной традиции, не связанной с формулами устной речи. Можно сказать, что стилистика письменной речи в Шумере начинает разрабатываться именно при создании первых строительных и посвятительных надписей, составленных от имени городских правителей. Царские надписи представляют собой реляции правителя городским богам и потомкам о выполнении ответственной миссии государственного значения - о победе в войне с соседним городом за спорную территорию, о строительстве нового храма или хозяйственного сооружения, о введении новых законов. Самые краткие надписи всех старошумерских правителей состоят только из имени, царского титула и названия города, в котором осуществляется правление. В этой формуле сообщается:

  • имя – то, что отличает одного человека от другого;
  • титул – то, в чем и посредством чего проявляется социальная идентификация личности;
  • название города, в котором происходит реализация социального статуса личности.

Например: “Энмебарагеси, царь города Киша”.
Следующим первичным элементом является формула посвящения, которая состоит из имени божества и дательного падежа как основного маркирующего элемента, например: “богу Нингирсу”. Еще одна столь же важная и основная формула – формула легализации, в которой фигурируют божества, контролирующие жизнь и власть правителя. Можно

разделить стандартную царскую надпись на две основные части: динамическую и статическую. Динамическая часть надписи содержит описание военных действий или реформ, в статической также описываются строительные мероприятия городского правителя. Статическая часть содержит формулы, остающиеся неизменными от правителя к правителю: а) формулы, определяющие взаимоотношеня царя с богом (их состав и количество могут меняться); б) строительные формулы.

Стилистика шумерской царской надписи совершенствовалась только за счет ее динамической части, включавшей описание различных исторических событий. В надписи Ур-Нанше, посвященной строительству тростникового храма, статическая часть сохраняется полностью, а в качестве динамической выступают формулы заклинания и храмового гимна. В “Стеле коршунов” Эанатума мы видим попытку последовательного выстраивания текстовой фабулы. В повествование вводится священный сон царя, в котором ему явился бог Нингирсу с приказанием восстановить попранную уммийским царем справедливость и с обещанием победы его войску. После битвы Эанатум заставляет побежденного царя Уммы принести клятву. Надпись на конусе Энметены, функционально предназначенная для подтверждения границы между Лагашем и Уммой, проходившей по линии рва, раскрывает всю внешнюю подоплеку конфликта между двумя городами-соперниками. Здесь впервые в истории Шумера предпринимается попытка исторического описания их отношений со времен Месилима и первых договоров до событий последней войны между Энметеной и уммийским царем Ур-Луммой. Текст конусов Урукагины также построен как стандартная царская надпись, но в эту надпись введено несколько дополнительных элементов. Начало и конец текста посвящены строительным мероприятиям царя; в середину вставлены две части, одна из которых перечисляет все отступления от порядка, совершенные предшественниками Урукагины, а вторая декларирует о его избрании, восстановлении порядка и о заключении договора между царем и богом Нингирсу о поддержании прежних, издревле установленных отношений. Можно, по аналогии со сказками “1000 и 1 ночи” назвать конусы Урукагины “обрамленной композицией”, рамкой в которой выступает строительно-посвятительная часть, а в пределы рамки вписана декларация о восстановлении естественного порядка вещей в государстве.

Переводы со старошумерского Ю.Б.Гавриловой по изданию: Steible H; Die Altsumerischen Bau- und Weihinschriften. Wiesbaden, 1982 (bd. 1-2).

ПОСВЯТИТЕЛЬНАЯ НАДПИСЬ УР-НАНШЕ (Urn. 49).

(отчет о постройке тростникового храма)


О тростник священный !
Тростник! Ветви твои - красно-коричневые !
Корни твои из глубин Энки прорастают !
Ветви твои .....
Борода твоя – из лазурита !
Тростник ! Лица чужой земли ты достигаешь !
Тростник ! Энки-Нинки пусть приятное тебе сделают !
Энки пусть разрешение на работу (с тобой) объявит !
(В 3 строках частично разбиты знаки)
Нингирсу слава !
Шуль-Утуль -
Бог-покровитель царя -
Священную корзину поднял.
Ур-Нанше, царь Лагаша, сын Гуниду, внук Гурсара,
Святилище в Гирсу построил.

ПОБЕДНАЯ РЕЛЯЦИЯ ЭАНАТУМА (Ean.2.)

Богу Нингирсу.
Эанатум, энси Лагаша, названный именем богом Энлилем, наделенный силой богом Нингирсу, найденный сердцем богини Нанше, вскормленный праведным молоком богини Нинхурсаг, названный благим именем богиней Инанной, наделенный разумом богом Энки, любимец бога Думузи-Абзу, помощник бога Хендурсанга, любимый друг бога Лугальурукара, сын Акургаля, энси Лагаша, для бога Нингирсу город Гирсу восстановил (букв. “на его место вернул” – Ю.Г.), стену Урукуга ему построил, богине Нанше город Нина построил.
Эанатум Элам - гору удивительную - оружием поразил, горы трупов там насыпал, энси штандарта Уруа, во главе стоявшего, оружием поразил, горы трупов там насыпал. Город Умму оружием он поразил, горы трупов там насыпал, богу Нингирсу его любимое поле Гуэден в его руки вернул. Город Урук оружием он поразил, город Ур оружием поразил, Ки-Уту оружием поразил, город Уруаз разрушил, его энси убил, город Мишиме разрушил, город Аруа уничтожил. Перед Эанатумом, названным именем вместе с (?) Нингирсу, все чужие страны задрожали.
В год, (когда) царь Акшака восстал, Эанатум, названный именем богом Нингирсу, от Антасурры бога Нингирсу Зузу, царя Акшака, до Акшака бил, уничтожал. Тогда я, Эанатум (Эанатум - мое собственное имя, Люмма - мое родовое имя), богу Нингирсу новый канал прорыл, именем “Люммадимду” (букв. “Люмма создал хорошо” – Ю.Г.) его назвал. Эанатум - человек, подчинившийся слову Нингирсу. Эанатуму, энси Лагаша, богиня Инанна с любовью должность энси от Лагаша (вместе с) царственностью Киша вручила. Из-за Эанатума Элам задрожал, Элам в свою страну вернулся, Киш задрожал, царь Акшака в свою страну вернулся. Эанатуму, энси Лагаша, все страны покорились. Бог Нингирсу Элам, Субар, Уруа, от (канала) Асухура оружием поразил. Киш, Акшак, Мари от Антасурры бога Нингирсу оружием поразил.
Для бога Нингирсу Люммагимду он отделил, ему подарил. Эанатум, наделенный силой богом Нингирсу, плотину (на канале) Люммагимду в 3600 гуров и 2 уля построил. Эанатум - человек, подчинившийся слову Нингирсу, бог его - Шуль-утуль. Большой храм Тираш ему он построил. (Эанатум) - сын Акургаля, энси Лагаша. Его предок Ур-Нанше энси Лагаша был.

 

“СТЕЛА КОРШУНОВ” (Лагаш, XXV в.).


Шумерский рельеф середины III тыс. до н.э. представлял собой небольшого размера доску - палетку или плакетку из мягкого камня, сооруженную в честь какого-либо торжественного события: победы над врагом, закладки храма. Иногда такой рельеф сопровождался надписью. Для него, как и в ранний шумерский период, характерно горизонтальное членение плоскости, порегистровый рассказ-повествование, выделение центральных фигур правителей или должностных лиц, причем размер их зависит от степени общественного значения персонажа. Типичным примером такого рельефа является стела царя города Лагаша Эанатума (XXV в. до н.э.), сооруженная в честь победы над враждебной Уммой. Одну сторону стелы занимает крупное изображение бога Нингирсу, который держит в руках сеть с барахтающимися в ней маленькими фигурками пленных врагов. На другой стороне - четырехрегистровый рассказ о походе Эанатума. Сцена начинается с печального события - оплакивания погибших. Два последующих регистра изображают царя в главе легковооруженного, а затем - тяжеловооруженного войска (возможно, это связано с порядком действия войсковых родов в битве). Верхняя сцена (хуже всего сохранившаяся) - коршуны над опустелым полем битвы, растаскивающие трупы врагов. Все фигуры рельефа подчинены плоскости и, возможно, выполнены по единому трафарету: одинаковые треугольники лиц, горизонтальные ряды копий, сжимаемых в кулаках. По наблюдению В.К.Афанасьевой, кулаков гораздо больше, чем лиц - этим приемом достигается впечатление многочисленности войска.

НАДПИСЬ НА “СТЕЛЕ КОРШУНОВ” (Ean. 1)


(Дошла в поврежденном состоянии, цитируются только хорошо понятные фрагменты. Текст начинается с сообщения об оккупации поля Гуэден жителями Уммы и о плохом обращении уммийских правителей с гонцами Лагаша. Далее говорится о священном рождении Эанатума и о сне, в котором бог Нингирсу сообщает царю о его грядущей победе.)
...Человек Уммы гневно с ним говорил, Лагаш из его владений устранил…

Нингирсу cемя Эанатума в утробу ввел... Инанна (на руки) его взяла, “Эанны Инанны Ибгалю подходящий” именем назвала, богине Нинхурсаг на правое колено посадила. Нинхурсаг свою правую грудь ему дала. Эанатум, порожденный богом Нингирсу, Нингирсу Обрадовал. Нингирсу надел его отмерил, пять локтей его отмерил. 5 локтей - один надел. Нингирсу с великой радостью царственность Лагаша ему вручил. Нингирсу “Эанатум – Власть имущий, чужие страны ему принадлежат” сказал, Эанатуму имя, ему Инанной данное - “Эанны Инанны Ибгалю подходящий” - он установил. ...Лежащему, Лежащему к голове он встал, Эанатуму лежащему его любимый царь Нингирсу к голове встал... “Уту выйдет, на лоб твой сверкающую диадему повяжет”... Эанатум ударил, 3600 трупов нагромоздил. Умма... Тот, кто с ним боролся, в Эанатума стрелу бросил. От стрелы он уклонился, (стрелу) сломал (и) заклятие перед ней сотворил.
“Я - Эанатум - на Умму, подобно злому ветру ветров, потоп наслал... Людей Уммы оружием поразил, горы трупов насыпал. Эанатум - Добрый плакальщик, найденный Шуль-Утулем... Я - Эанатум - для Нингирсу чужие земли разрушил, Нингирсу его любимое поле Гуэден в руки вернул.
Человеку Уммы я - Эанатум - большую сеть Энлиля дал, на ней он присягнул. Человек Уммы Эанатуму (так) присягнул: “(Клянусь) жизнью Энлиля, Царя небес и земли !” Вовеки, никогда границу Нингирсу я не перейду ! (Русло) канала никогда я не изменю ! Стелу эту никогда (из земли) не исторгну ! Если (клятву) я нарушу - пусть большую сеть, на которой присягал я, Энлиль, Царь небес и земли, на Умму С небес набросит !” Я - Эанатум – поступил мудро: двум голубям глаза сурьмой подвел, можжевеловой ветвью головы их украсил, для Энлиля, царя Неба и Земли, к Ниппуру в Экур отпустил. (Следуют аналогичные клятвы именами Нинхурсаг, Энки, Нанны, Уту, Нинки и аналогичные жертвы). “Если (клятву) я нарушу, - пусть богиня Нинки, имя которой я назвал, Умму змеей из земли за ногу укусит! Если Умма канал этот перейдет, - пусть ногу ее Нинки с этой земли уберет!” Эанатуму, царю Лагаша, наделенному силой богом Энлилем, вскормленному праведным молоком богини Нинхурсаг, названному именем богиней Инанной, наделенному разумом богом Энки, найденному сердцем богини Нанше - госпожи могущества - все страны покорились. Элам, Субар..., вражебные страны, оружием он поразил, Сусин оружием поразил…, энси штандарта Ура, во главе стоявшего, оружием поразил, Аруа разрушил, Ур оружием поразил, поле Гуэден Нингирсу вернул. Богу Нингирсу он стелу воздвиг. Стелу эту именем “Человек ее имя не произнесет” назвал. Нингирсу – господин короны Люммы. (Ради) жизни канала “Леопард степи” стелу эту на поле Гуэден, любимом поле Нингирсу, я, Эанатум, богу Нингирсу в руку его вернул, именем назвал.

 

СТРОИТЕЛЬНАЯ НАДПИСЬ ЭНМЕТЕНЫ (Ent. 16)

 

Энметена - энси Лагаша, сын Эанатума, энси Лагаша - (посвящает) богу Нингирсу, герою Энлиля. Большой храм в Антасурре для бога Нингирсу он построил, золотом и серебром его отделал. Сады в Эшаге насадил. Колодец из каменных блоков соорудил. Тогда его раб (по имени) Дуду, жрец бога Нингирсу, стену на стороне (канала) Сала (на территории) Гуэдена построил. Храму дал название “Глаз, поднятый над степью”. Стену пристани для фрахтования судов в городе Гирсу построил и назвал ее “Владыка живых существ”. Его бог Шуль - Утуль ради его жизни для Нингирсу в храме Энинну пусть склонится. Для бога Нингирсу, Энметена - энси Лагаша, сын Эанатума, энси Лагаша, который святилище Нингирсу построил. Его бог Шуль-Утуль.

 

НАДПИСЬ ЭНМЕТЕНЫ НА ГЛИНЯНЫХ КОНУСАХ (Ent. 28-29)

 

Бог Энлиль – царь всех стран, отец всех богов - своим истинным словом для богов Нингирсу и Шары границу установил. Месалим, царь города Киша, по повелению бога Иштарана (территорию) землемерной веревкой отмерил, на этом месте стелу установил. Уш, энси города Уммы, договор сильно исказил, эту стелу передвинул, на поле города Лагаша установил.
Бог Нингирсу, герой Энлиля, своим справедливым словом сражение с городом Уммой начать приказал. По повелению Энлиля большую сеть он на (город Умму) набросил, горы трупов там насыпал.
Эанатум, энси города Лагаша, предок Энметены, энси Лагаша, границу с энси города Уммы установил. Свой канал Инун до поля Гуэдэн он провел. Поле бога Нингирсу на 126 000 метров в сторону Уммы передвинул. Территорию «поля, не имеющего царя» он установил. На этом канале стелу (соответствующей) надписью он снабдил. Стелу Месалима на прежнее место вернул. На территорию Уммы он не ступил. На приграничном валу Нингирсу – в Намнундакигаре – престол бога Энлиля, престол богини Нинхурсаг, престол бога Нингирсу, престол бога Уту установил. Зерно богини Нанше, зерно бога Нингирсу в объеме один гур человек Уммы в качестве процентов заплатил, дань доставил, 344 000 больших гуров зерна принес, чтобы зерно больше не приносить.
Урлумма, энси Уммы, пограничный канал бога Нингирсу, пограничный канал богини Нанше осушил. Стелу (установленную там) огню предал, землю (в этом месте) распахал. Троны всех богов в Намнундакигаре он разрушил. Со всеми враждебными странами он договорился, пограничный канал бога Нингирсу перешел.
Эанатум, энси города Лагаша, на поле Ашаг, поле бога Нингирсу, в бою оружие с ним скрестил. Энметена, любимый сын Энанатума, оружием (врага) одолел. Урлумма от него бежал, близ Уммы он погиб. Свое войско – 60 солдат – на берегу канала Луммагирнунна он оставил, их кости в степи он оставил. Горы трупов в пяти местах он насыпал.
Тогда Иль, верховный жрец Забалама, (землю) от Гирсу до Уммы покорить задумал (?). Иль власть в Умме захватил, пограничный канал Нингирсу, пограничный канал Нанше, насыпь Нингирсу, на берегу Тигра расположенный, берега Гирсу, Намнундакигару Энлиля воды он лишил. Зерно Лагаша – 3600 гуров – себе присвоил. Энметена, энси Лагаша, - тот, кто по поводу этих каналов людей к Илю постоянно посылал. Иль, энси, чтобы поле в Умме отобрать, враждебно “Пограничный канал Нингирсу, пограничный канал Нанше – мои” сказал, “От Антасуры до храма Димгальабзу контроль я устанавливаю” сказал. Энлиль (и) Нинхурсаг совершить этого ему не дали.
Энметена, энси Лагаша, названный именем богом Нингирсу, по справедливому слову Энлиля, Нингирсу, Нанше канал этот от Тигра до Нуна провел. Фундамент Намнундакигары из камня он соорудил, для бога Нингирсу (и) своей любимой госпожи Нанше восстановил (букв. “на место его вернул” – Ю.Г.). Энметена - энси Лагаша, наделенный скипетром богом Энлилем, наделенный разумом богом Энки, найденный сердцем богини Нанше, управляющий хозяйством (букв. “энсигаль” – Ю.Г.) бога Нингирсу, тот, кто словам богов внимает. Его бог – Шуль-Утуль.
Ради жизни Энметены для Нингирсу и Нанше пусть вечно стоит эта стела! Если кто-либо из людей Уммы, желая отнять поле, пограничный канал Нингирсу, пограничный канал Нанше незаконно с севера перейдет, - будь он человек Уммы или другой страны, пусть Энлиль его уничтожит, пусть Нингирсу свою большую сеть на него набросит, свою могучую руку, свою могучую ногу пусть на него наложит, на жителей его города руку пусть поднимет, в городе его пусть (все живое) погубит!

 

НАДПИСЬ УРУКАГИНЫ НА ГЛИНЯНЫХ КОНУСАХ (Ukg. 4-5)


Богу Нингирсу, герою Энлиля, Урукагина - царь Лагаша - дворец Тираша построил. Антасурру построил. Храм богини Бабы построил, бур-саг - храм для ее постоянных жертвоприношений - построил. Помещение для стрижки овец в ее Урукуге построил. Богине Нанше канал, идущий в Нина, ее любимый канал, лопатой прорыл, устье его до аб-шага протянул. Стену (города) Гирсу построил.
С давних пор, с тех пор, как семя вышло, тогда, лодочник лодку себе забирал, пастух осла себе забирал, пастух овцу себе забирал, надсмотрщик над рыбаками сеть себе забирал. Жрецы-умастители положенный ячмень в Анбаре отмеряли. Пастухи рунных баранов за белого барана серебром платили. Человек с длинной веревкой, главный певчий, управляющий, пивовар, старосты за жертвенного ягненка серебром платили. Волы богов огород энси возделывали. Лучшее поле богов - это луковая посадка, огуречная посадка энси. Упряжных ослов, рабочих волов (у) верховных жрецов отбирали, зерно верховных жрецов воины энси (себе) отделяли. Одежду Пи-Нингилима, одежду уаш, одежду великолепия, одежду нигбарба, льняную одежду, лен, лен, связанный в узел, бронзовый головной убор, бронзовый гвоздь, бронзовый предмет рурра, блестящую кожу, “крыло птицы Ширбурги”, обувь, “биль-ги-ше-дуль”, 1/2 “бар-дуль” верховные жрецы в качестве подати приносили.
Администратор храма в саду бедной горожанки деревья обирал, плоды оттуда уносил. Для похорон умершего было необходимо: 7 кувшинов пива, хлебов 420, 2 уль зерна хази, одну одежду, одного лучшего козленка, одно ложе ухмуш уносил. 1 уль зерна человек-плакальщик уносил. Если на тростник Энки человека приводили, (было необходимо) 7 кувшинов пива, хлебов 420, 2 уль зерна, одну одежду, одно ложе, одно ложе ухмуш. 1 уль зерна человек-плакальщик уносил. Ремесленники хлеб поднятия рук имели. Двое юношей плату за перевоз в воротах (кладбища) имели.
Дом энси примыкал к полю энси, дом женской усадьбы примыкал к полю женской усадьбы, дом детей примыкал к полю детей. От Кисурры Бога Нингирсу до моря контролеры-исполнители были поставлены. Шуб-лугаль на узком поле свой колодец устраивал, игинуду пользовались водой, находящейся на поле. Водой канала Мушду, на узком поле находившегося, игинуду пользовался. Порядок прежний был таким.
Когда бог Нингирсу, герой Энлиля, Урукагине царственность города Лагаша вручил, из 36000 человек за руку его взял, прежнее положение вещей установил. Слову своего царя, которое Нингирсу ему сказал, он внял. От лодок лодочников отстранил, от ослов, от овец пастухов отстранил, от сети рыбаков отстранил. От положенного ячменя жрецов - умастителей ,“заведующего запасом” отстранил. От белого барана, от жертвенного ягненка отчислявших серебро контролеров он отстранил. Подать “иль” верховные жрецы во дворец приносили, контролеров от них он отстранил. В доме энси, в поле энси бога Нингирсу хозяином их поставил. В доме женской усадьбы, в поле женской усадьбы богиню Бабу владычицей их поставил. В доме детей, в поле детей бога Шульшагана хозяином их поставил. От границы бога Нингирсу до моря контролеры человеку не указывали. Для похорон умершего было необходимо 3 кувшина пива , хлебов 240, одно ложе, одного лучшего козленка, ухмуш. 3 меры зерна плакальщик уносил. Если на тростник Энки человека приводили, (было необходимо) 4 кувшина пива,  хлебов 240, одна мера зерна, ухмуш, 3 меры зерна плакальщик уносил. Один женский головной платок, одну сила благовония верховная жрица уносила. 420 хлебов сухих - это хлеб положенный. 40 хлебов свежих - это хлеб положенный (для) уст. 10 хлебов свежих - хлеб жертвенного стола. 5 хлебов человека-вставания, 2 амфоры пива, один кувшин саду певчего (из) Гирсу. 490 хлебов, 2 амфоры пива, один кувшин саду певчего (из) Лагаша. 406 хлебов, одна амфора пива, один кувшин саду певчего. 250 хлебов, одна амфора пива плакальщиков. 180 хлебов, одна амфора пива старца из Нина. Игинуду масло отмеренное установленное, один хлеб (для) уст его, 5 хлебов ночной жертвы его, один хлеб утренний его, 6 хлебов полуночи его. 60 хлебов, одна амфора пива, 3 гур ячменя - человеку, исполняющему работу храмового жреца любви. Плату за перевоз в воротах двум юношам он отменил. Ремесленникам хлеб поднятия рук он отменил. Администратор храма в сад бедной горожанки не входил. (Если) у шублугаля хороший осел рождается, (и) если староста “Хочу у тебя купить” скажет, (и) если при покупке “Серебро, приятное моему сердцу, отвесь мне” он скажет, (и) когда он не сможет купить, то староста в гневе из-за этого пусть не трогает его. К дому вельможи дом шублугаля примыкает. Если этот вельможа “Хочу у тебя купить” скажет, (и) когда он будет покупать “серебро по моему желанию отвесь мне, мой дом - корзина, наполни его зерном!” скажет, и когда он не сможет купить, этот большой человек шублугаля в гневе из-за этого пусть не трогает - (так) он приказал. Жителей Лагаша от подушной подати, меры положенной, насыпания зерна, воровства, убийства, разрушения дома он избавил; освобождение их (граждан) установил. Чтобы бедняк (и) вдова человеку сильному не предавались, с богом Нингирсу Урукагина этот договор заключил.
В этом году маленький канал, (в) Гирсу имеющийся, для Нингирсу он лопатой прорыл. Его прежнее имя установил: “Нингирсу, владыка Ниппура” Урукагина его назвал. Канал, идущий в Нина, с ним соединил. Это канал священный, поток его чистый. Богине Нанше проточную воду пусть он приносит !