СТИХОТВОРЕНИЯ (Избранное)

Камни

И чувство желчи у горла комом
Сжигает все, что скрыто потаенно.
Я слышу камни. Они мне шепчут.
Ты похоронен в небе, но там тебе не место.
Ты слишком злой и страшный, как свора адских гончий.
Ты тварь и падаль в небе, в котором все законно.
Ты мажешь кистью похоть, опережая чувства,
Которые безмерно роем из тьмы твоей все льются.
Ты слишком жив для солнца, которое бессмертно,
Оно не знает боли, для нас же ты калека.
Убитый своим горем и никому не нужный!
Ты падаль в нашем мире, ты грешен и беспутен.

Ответил я безумцам, что мне излили гной свой:
Заткните свои уши и помните о лучшем.
Увидьте эти злаки, что зноем обжигают,
Почувствуйте объятья, которые взывают
Упиться вечным счастьем и раствориться в чувствах!
Да вы ведь только камни! Вам не понять искусства...


Луна

Луна все смотрит молча своими тоскливыми глазами
Их желтизною полной и страшной пустотою.
А в озере кривое очертанье скачет,
Играет, мечется и отражается, не обретя покоя.
Оно как бедная душа, что не узрела сути,
Душа, которая все тонет глубже, глубже.
И погружаясь в синь, такую черную до боли,
Ей слаще не становится, а только хуже.


Лужа тайн

Я в воду заглянул,
Которая меня своею темнотой очаровала.
Она молачала.
И улыбалась мне, но все-таки молчала.
Я кинул в лужу камень.
Я крикнул ей, что так она прекрасна.
Но побоялся…
Влюбиться в эту красоту я побоялся.
Я слышал стоны.
Стоны страсти дикой и объятий знойных
И потаенных.
Таких, как мои чувства - только потаенных.

Она все улыбалась.
Молчала, но уже смеялась.
И я смеялся ей в ответ как будто пьяный, сонный.
Но чувства не открыл я ей, оставив тайной темной...
Такой же как она...







Эпитафия Бодлеру

На странном призраке ни признака наряда,
Он раскрывает пред собою врата ада.
Впуская мертвых, что остались под землей.
Чертить прелюдии для Бога с Сатаной.

Пред ними вечность словно рухнула скалою.
Их жалкий дух испепелен чужой мольбою,
Которая их заставляет петь литанья.
Что льются в преисподней мукой расставанья.

Я знаю путь, которым ты прошел бесследно,
Но покорил народы и ушел мгновенно,
Оставив чернь своей души на наших мыслях,
И не отмыться нам от ней, как ты ни силься!

Скажи, как холодно твое стремленье прегрешений,
И что осталось от испорченных прошений?
От встреч с всевышним и исчадиями ада.
Кто покорил тебя? Кому вручишь награду?

Нет, ты не слышишь слов моих, как не стараюсь.
Закабален цепьми, своими ж, с серой стаей.
И движешься лишь ночью в наших снах,
Как молчаливый всадник, Дьявол, Бог, Аллах...


Череп

Без тени скромности увидев на дороге
Кровавый череп, перевернутый к нам боком
С ухмылкой злобной и осклабившейся волей,
Гнетущей чувства и вынашивавшей боль.

Мы молча белой кости в страхе поклонились,
И в нашей памяти все тайны сразу вскрылись.
Весь миг порочности и тени преступлений,
Что совершали мы с усердным умиленьем.

Я слышал воздух, что наполнился зловоньем,
Кричащим нам, как мы могли забыть законы,
Что разделяли нас от жалкого зверья,
Не чутких к Богу, но бегущих от огня!

Лился эфир могучей страшною струею,
На наши вены, что раздулись как в агонии,
Перемешав желанья, страхи и надежды.
И мы узрели: о, какие мы невежды!

Мы жрали мясо, пили кровь, слюну глотая,
Через дороги в светлый мир переступая.
Не видя бренности и жадности фигур,
С которыми срослись мы на адском пиру!

Весь мир прошел пред ликом, полным слез,
Но не осталось после даже мутных грез.
Все пронесли мы и оставили в покое,
Как этот череп, что лежит на косогорье.

Лишь по ночам меня терзает вечный стон,
И тянет вдаль гул странных черных похорон.
И поднимается из черни грозный лик -
Заколотый в глазницу мною злой старик.

Чей череп путь сегодня нам прегородил
И тайны памяти в души моей открыл...


* * *
Мне снится сон -
Глаза твои, окутанные счастьем,
Самозабвением, порочностью, упрямством.
Я жду, покуда это чудо разрисуется в цветах
И будет наяву сиять в твоих глазах!

Как эквилибриум -
Мой равновесия тобою полон миг,
Который радугой по комнате разлит.
Я жду все новой ночи - каждый день с надеждой!
Но не приходит снова это миг блаженства...


Обратимость

Через аквариум мертвых созвездий
Через канаву любви
Навстречу мутным сомненьям
И исчадиям тьмы

Сквозь узкие стволы артерий
Вместе с кровавой водой
Мимо любящих тварей
Что роятся толпой

Взяв под руки стан поднебесный
С мусором прошлых веков
К миру балланса и силы
К миру четвертых ветров

Взяв в провожатого старца
Который не видит, он слеп
Став неизвестным созданьем
Вползшим обратно в свой склеп

Откуда ты появился невинно,
Туда весь в грехах и уйдешь
Отчаянье станет величием,
А радость окликнет бедой!


Тиамат

Сегодня ты полон и мудр
Сегодня ты свят...
Сегодня ты в армии хаоса, сегодня ты с Тиамат!

Сегодня ты горец без гор,
Сегодня без брата ты брат...
Сегодня ты пляшешь в объятиях самой Тиамат!

Сегодня ты в черном обличье
И полы глазницы, там тьма!
Сегодня ты молишься хаосу, ты молишься Тиамат!

Сегодня уже не настанет,
Умолкнет набат...
Сегодня все храмы заполнены хаосом - там Тиамат!

Сегодня любовь не согреет,
Тебе шах и мат!
Сегодня ты вырвешь остов свой во имя ее - Тиамат!

Сегодня сомнамбулы пьны,
И молча в Геене горят.
Сегодня не станется ада, останется лишь Тиамат!

Сегодня Господь улетает...
Мир смят.
Сегодня не станется рая, останется лишь Тиамат!

Сегодня добро облачилось
В кровавый пурпурный халат...
Сегодня добро захлебнется, померкнув в глазах Тиамат!

Сегодня все зло станет пеплом,
Облекнув в себя самого
Начало всевышнего гнева,
Сплавляя премудро с добром.
И в тени сомнений и страха,
Что вмиг покорит род людской,
Возникнет на теле Геены
Три мертвых стихии из снов.
Все сны превратятся в созвездья,
И мир породит сам себя,
Появится жизнь во вселенной,
Жизнь от греховного зла,
И в муках рождая ребенка
Вновь совершая аборт
Мать Тиамат причитает,
Сама же себя и клянет.

Сегодня мир расцветает
А завтра он в хаос объят
Так славься вовеки лишь та, кто жива, славься же ТИАМАТ!


Death Kiss

Keeping my life dieing.
Living with faith crying.
Forever bearning, lieing.

As long as i see flying...
A moment you break. Blind.
A sorrow of my trying.

Continious pray killing.
I feel, that i'll be sitting,
Till my heart is beating...
Till my heart is beating...
Until your life is singing!



На берегу

Лишь белый снег горел в глазах,
И откровенность мановенья
Волшебной палочки забвенья
Стер из моих мыслей страх.

Лишь аромат ее земных стихов,
Который раем был тогда.
И понял я, что не игра
Передо мною – жизнь без снов.

Ведь то, что было, лишь с дурманом совместимо-
Так сказочно, невероятно мило.
Наполнен тишиной залив, безбрежность…
И нарисовал я в небе для нее своим дыханьем бесконечность.
А женщина ее вдохнула всю в себя
И сердце мне заполнила до дна!

Алхимик

Пред алтарем склонился я,
Он пища, воздух для меня.
В нем утопают мои руки,
И там же варится душа,
С мига рожденья, не спеша.

Три обелиска вокруг храма
Спасают дом мой, и охрана
Из серых и косматых стражей
Хровод теней по кругу водит,
Никто из смертных не приходит.

А если вдруг заглянет внутрь –
Умрет от страха смертных бурь,
Которые его скуют цепями.
Мне больше ничего не надо –
Ни пышных храмов, ни златого сада!

Костер лицо кровавым шрамом
Рисует мне чудо-алмазом,
Вытягивая зубы остро, как клыки.
И я не зло, я человек,
Но видел более, чем век.

В моем бокале пыль столетий,
Людское зло и неизвестность.
Добавлю я немного соли.
Слышны в окне раскаты грома,
В бокал кидаю белладонну,

Сухие когти старой девы,
Плоть страха, искренность, измену.
И там же будут фолианты,
Которые сгорят в момент,
Закружатся в дыму потерь.

Я знаю все, мне все доступно,
Пред алтарем я неприступен
Для глаза Бога или человека.
И спрятан я в тени своей,
Идущей чередою дней.

Мне други - звери, мои братья,
Мне не знакомо чувство счастья,
Моменты радости и боли.
Я не скорблю и не рыдаю,
Не радуюсь и не витаю.

Я сделал все, все сотворил,
Все зелья просто безупречны!
Чужую душу я в них влил
И наделил себя бессмертьем!
Но сотворив весь этот мир,
Забыл я про любовь земную…
Я глупый и скупой факир,
Который высшее утратил в суе!


Возвращение

И я уже внутри тебя, ты тихо дышишь,
Я слышу шепот сердца твоего.
Моими черными глазами мутно видишь.
Твой взгляд померк, ушел в ничто.

Я возвратился за приданым. Знаешь ты,
Как долог был мой путь сюда
Сквозь долгие моменты скорби и мольбы.
Пришла пора оплату выдавать!

Ты обещала сердце мне без колебанья,
Тогда - в момент последней встречи,
Отдать, сколь велико б ни было расстоянье…
И я не смог тебе перечить.

Теперь я здесь, но ты меня забыла.
А я уже не в силах возвратиться без тебя.
И ты бокалом, что из рук упал, окружность очертила
И снова встретила меня.


Три лепестка

Три лепестка алой розы.
Тебе я на грудь положил.
Один унес ветер, на небо его подхватил.

Второй украл ливень
Оставив следы на груди
Из капель и мокрых разводов моей же любви.

Но третий остался красиво
Лежать у тебя на груди.
Так сердце свое я навеки тогда тебе подарил.


Есть один только путь

Я боюсь, что конец здесь приближен к началу,
И круг сам себя в тошноте замыкает,
Проливая знамения новых эонов,
Проклятых никчемных и глупых законов.

Чем сильнее ты любишь, тем сильнее преданья
Обрастают смолою жертв расставанья.
Чем сильнее пылаешь от чувства любви,
Тем быстрее истлеешь до ветхой золы.

Есть один только путь, только он панацея,
Мандрагора для сердца, морфий для тела.
Только он не легенда, он истинен, верен.

Только он твой топор, что разрубит все цепи.
Только с ним сбросишь груз и тяжелые вехи…
Жаль, пока этот путь никому неизвестен!


Как это странно

Меня не очарует четкость и выразительный фрагмент.
Гораздо мне милее призрак, тончайший взгляд ее манер!
Меня не радует всесильность, которую она мне даст.
Гораздо мне важнее слабость, которая острей, чем жар.
И это вовсе не помпезность или судьбы удар в плечо.
Я просто знаю – в этом мире два короля: страх и любовь.


Лета

Есть место страху, есть место злу,
Есть место свету, и есть место сну.
Вокруг лишь огни надо мною парят,
Размыты и слиты в плеяду плеяд.

По красному небу в пурпурном закате
Летят на восток облака цвета злата.
Причудливой дымкой раскинулось море,
И в нем растворилось что есть и былое.

В закате купаясь, я так жду рассвета.
Я так жду тебя, а тебя зовут Лета…


Тень трех деревьев

Под тенью трех деревьев
Под вымыслом моим
Живут моря вселенных
Но главная в них - Ты...

Под тенью трех деревьев
Так твой прекрасен лик
И в этой злой пустыне
Ты - мой один родник...

Под тенью трех деревьев
Раскинулись три сна
Но сны уж не прельщают
Нужна мне Ты одна...


Палач

Мне не надо остатков беспечных иллюзий,
Я насыщен мечтами, роем ползущими.
Не нужны мне поэмы и эпитафии
Есть один путь к созвездьям – от края до края.

Мне не надо коротких мгновений надежды,
Что течет своим руслом почти безупречно.
Это слишком простое решенье вопроса
Легкий путь - лишь для нищих в душе с пустотою.

Хочешь ли ты обрести постоянство?
И ненасытность навеки оставить?
В гордом стремленье сливаясь со мною.

Есть лишь вопрос, но есть и ответ,
Над моей головой топором он простерт.
Ты сейчас с ним стоишь над моею судьбою.

НАЗАД