ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА?


Часть 1

Глава 1

Корабль мчался по лазурному простору моря, рассекая прозрачные волны, тщетно пытавшиеся его остановить. Разноцветные искорки играли на поверхности воды как малые дети – носились гурьбой то рассыпаясь в разные стороны, то сходясь в разноцветный хоровод.

Я наблюдал за этим зрелищем, перегнувшись через край борта. Глаза заставляли щуриться яркие лучи полуденного солнца, дарившего свой свет всему пространству, всему бесконечно простору зелено-голубой глади прозрачной воды, сливавшейся в одну стихию с чистым, без единого облачка, небом. Мы плыли вдоль побережья Африки на север в направлении от Фритауна. На борту нашего небольшого суденышка находилось всего десять человек, среди которых двое являлись специалистами по древним языкам, один – археологом (впрочем это была и моя профессия), капитан судна и другие члены команды.

-Господин! - раздался позади знакомый голос молодого морячка, который по совместительству являлся еще и носильщиком в моей археологической группе. - Смотрите, что я нашел!

Глаза юноши просто сверкали огнем азарта и были широко открыты – его смуглое лицо выглядело так смешно, что это заставило меня улыбнуться.

-Не спеши, говори разборчивей. Ну, что там у тебя?

Мальчишка протянул старинную бутылку. Она медленно всплыла перед моими глазами, мир на мгновение остановился, сердце перестало стучать, и как я не пытался услышать его – ответа не следовало. Мое сознание несколько помутнело. Пришлось помотать головой. Я пришел в себя. Морячок по-прежнему стоял передо мной с вытянутой рукой, и искорки в его глазах не хотели гаснуть. Иллюзии без смысла аморфным червем расползались по глубинам моего подсознания, теряясь в самых сокровенных уголках, но навеки сохраняясь в моем теле. Надо было пересилить себя и взять стеклянный сосуд. Я так и сделал. Мутная бутылка была самой что ни есть обычной – никакого чувства деперсонализации я больше не чувствовал, ушла отрешенность, на время поглотившая меня.

-Откуда это у тебя, - задал я вопрос.

-Мы выловили ее с Джимом. Она дрейфовала себе преспокойненько, а мы ее заарканили. Джим взял меня за ноги, я свесился за борт и достал бутылку. Все очень просто!

-Вы уже ее кому-нибудь показывали?

-Нет.

-Пойди и позови профессора.

Юноша пулей сорвался с места исполнять мое поручение. Я взял на себя смелость осмотреть сосуд, пристально вглядываясь сквозь мутное стекло. Бутылка была довольно большой – примерно полметра в высоту и сантиметров двадцать в диаметре, но для ее габаритов она являлась просто воплощением пуха – настолько была легка. Ведь щуплый африканский мальчишка смог без труда достать ее и даже держал сосуд без напряжения в вытянутой руке. Надо сказать, что в бутылке находился какой-то предмет, плохо просматривавшийся сквозь, помутневшее стекло.

-В чем дело, Алексей Михайлович? – подоспел профессор Александров.

-Ребята выловили вот это, - я протянул профессору недавнюю находку.

-Хмм. Интересно…

-Что вы можете по этому сказать?

-Пока трудно что-либо предполагать. Но одно ясно наверняка – я вижу такое в первый раз. Никогда еще не приходилось сталкиваться с подобным искусством. Сосуд настолько легок и, я абсолютно уверен, не менее прочен. Хотя это несложно проверить, - он замахнулся, высоко подняв бутылку и собираясь ее бросить. Мои глаза расширились, нижняя челюсть отвисла – я ничего не смог поделать в этот крошечный промежуток времени. Рука профессора резко опустилась со свистом рассекая воздух… Но он не выпустил бутылку, а громко рассмеялся.

-Ха-ха-ха. Вы что? И впрямь подумали, что ее разобью? Ха-ха. У вас наверное “упало”.

У меня и впрямь все “упало”. Я знал, что профессор несколько эксцентричен, но каждый его новый прикол сопровождался гибелью новой партии моих нервных клеток. Я немного отошел и решил продолжить диалог:

-Когда мы вскроем сосуд.

-Вы еще спрашиваете?!! Немедленно. Ну… если вы конечно не боитесь всяких там проклятий, болезней и других проказ древнейших царей.

-Я дитя науки, профессор.

-Вот и отлично. Тогда пройдемте в каюту.

-ОК.

Мы спустились вниз. Свет проникал сквозь маленькое мутное окошко, но, благодаря яркому солнечному дню, его было достаточно. Не хотелось медлить ни минуты. Мы сделали необходимые подготовки и отрыли бутыль. Пробка вышла как из масла – это было еще одним приятным удивлением. Я заглянул в горлышко. В сосуде находилась плотно свернутая бумага. Перевернув бутыль и постучав по ее дну, из стеклянного желудка вывались белоснежные листы, и больше ничего – ни грязи, ни песчинок, словно упаковку проводили на современном предприятии только вчера. Бумага падала медленно, элегантно переворачиваясь в воздухе и попутно раскрываясь, ложась на поверхность стола стройной стопкой. Я уже решил, а не поверить ли мне в магию. Чувство было схоже с недавно еще испытанным мною – когда смуглый морячок показывал мне бутылку. Мир снова замер в ожидании чего-то необычного. В моей голове играл оркестр. Музыка заполняла всю пустоту, покоившуюся внутри. Мерные звуки рояля, скрипки заставляли петь мое тело изнутри, плясать, цвести; и в то же время приливом накатывалась темная волна, раздражая каждый нервный узел. ВСЕ. Темнота ушла. Я снова стоял перед столом со сказочной бумагой на нем.

Как выяснилось потом, листы легли ровно по-порядку, точно зная свое расположение. Ну разве это не сказка!

Глава 2

Этой ночью я спал плохо, постоянно вертелся, переворачивался с боку на бок. Одним словом, мне никак не удавалось заснуть. Я знал, что пока, я отдыхаю, одни из самых заслуженных переводчиков-знатоков древних языков сидят над письменами в соседней тесной каюте и адаптируют текст для прочтения европейским человеком, обливаясь потом и одновременно периодически клюя носом от усталости. Как мог я оставить их наедине с этим чудом. Но надо было выспаться – завтра предстоял трудный день, надо было решать продовольственные вопросы а также проблемы другого характера, заехав в ближайший портовый город. Я постарался максимально расслабиться и поспать хотя бы оставшиеся часы.

Утро выдалось мрачным. День был полным противопоставлением предыдущего. Солнца не было и в помине. Черт! Они же там переводят и переводят! Я встал и опрометью помчался к своим коллегам. И что же увидел я, когда открыл дверь каюты! Она нагло храпели, опустившись физиономиями прямо на сокровенные страницы. Я заорал что есть сил:

-Подъем!!!

-Что? Где?.. У меня чуть сердце не выскочило! Зачем же так кричать!

-А чем вы занимаетесь, вместо того, чтобы работать. Мы вроде бы договорились что вы не приляжете, пока не переведете все целиком! – я отчитывал их таким голосом, как обычно отец отчитывает своего провинившегося сына.

-Между прочим, мы свой договор выполнили – перевели все, э-э-э, ну… почти все, так что обойдемся без криков. Вы небось всю ночь храпели!

-Я не…

-Ладно, - перебил меня профессор, - не будем тратить драгоценное время. Перейдем прямо к делу. Мы изучили тексты. Тот человек, который писал их… я не знаю кто он. По-моему, все это просто сказка или розыгрыш. И разыграли нас. Текст состоит из кусочков, каждый из которых написан на разных языках, во всяком случае, вначале. Далее идет всем понятный английский, причем явно трансформирующийся на протяжении всей этой “эпопеи”. Тут и шумерская клинопись, и египетские иероглифы, и много чего еще. Такое ощущение, что человек прожил все эти жизни, описывая самые яркие события соей жизни. Пока рано делать какие-то выводы, но по-моему, все это и яйца выеденного не стоит – подделка. Окончательно дело проясниться, когда мы вернемся в лабораторию и проведем химический анализ.

Рассказ ведется от лица некоего человека, являющегося, как он утверждает одним из древнейших жителей земли, – с незапамятных времен. В общем, вы все сами поймете. Только текст немного корявый. Мы переводили его на скорую руку – сами понимаете. А пока можете почитать бред этого сумасшедшего, но явно гения. Пожалуйста!

-Спасибо, - я взял бумаги, которые протянул мне профессор. Об их содержании я и собираюсь далее поведать.

Первый лист был явно заглавным. Я понял это по немногочисленным символам, нацарапанным на бумаге, обведенным траурными рамками:

Если ты читаешь это СЕГОДНЯ,

значит ВЧЕРА меня не стало,

а ЗАВТРА уже не настанет никогда…

Часть 2

Записи

Шумер

Я открываю сей день великой записью, что озаряется светом.

Светлый день, на который спустилась ночь.

День, в который я покину свой дом по воле Богов.

Так пусть мой плач сохранит мою семью, и да заботятся о ней боги, и да не отвернуться они от семьи моей.

Мой плач – о конопле, что может не родить поле.

Мой плач – о реке, что может не наградить нас своею чистой водой.

Мой плач…

Почтенный Данну, друг мой, оборвал меня, говоря, что предстоит долгая дорога через реки и пустыни, пора отправляться.

Силы зла гонят меня из моего дома.

Сохрани, о почтенный Даму, мой огород. Пусть в городе священном Нибуре всегда пребудет мир. И спасите, о Боги, мою семью.

Предо мной сверкал святой путь, открытый великим жрецом моего храма, я ухожу навсегда, и кто знает, где я восстану.

Прощайте!

Земля Египетская

Я служу 3 года новым богам, пою песни на другом языке.

Но я помню свою Родину и тамошних богов, пусть они зовутся по-другому, но есть то же.

Старый порядок сменился новым, да будет так. Энки, Мардук, Думузи, Даму… Ра, Изида, Тот, Анубис… Я верую в вас и свет моей веры согревает мое сердце.

[Далее явно пропущен текст]

Сегодня я в последний раз плету магический ритуал в Пирамиде.

Этот текст дойдет до великих времен, когда будет решаться судьба человечества…

[Текст перевести не удалось]

…я снова покидаю этот мир, не зная, где восстану снова. Да озарит вас Ра своим светом!

Прощайте!

Размышления

Я [Алексей Михайлович] ненадолго призадумался. Чем дальше я вникал в смысл текста, тем сильнее он меня захватывал, поглащал, как сети поглащают рыбу на ужин рыбакам. Был ли я ужином для кого-то или чего-то – пока неясно. Но текст читался также легко, как приключенческий роман.

Человек путешествовал сквозь время и каждый раз оказывался в более развитой, естественно с позиций современных суждений, эпохе, передвигаясь через врата, которые служили чем-то вроде прохода между мирами. Что он чувствовал – пока я не мог этого понять, так как язык, на котором излагались мысли был довольно плохо развит, во всяком случае для человека нашего времени, и не удавалось уловить полный смысл повествования, к тому же перевод оставлял желать лучшего; в добавок ко всему этому некоторые станицы просто отсутствовали, и приходилось самому восстанавливать пропущенные эпизоды.

Священное письмо несло меня сквозь время и пространство на своих волшебных крыльях, попутно демонстрируя все прелести прошедших эпох. Сила растекалась по жилам, наполняла тело, поднимала дух, и я все сильнее проникался чувством сожаления к человеку, который бежал от пока непонятного для меня врага. Я даже боялся предположить, что смогу оказаться на его месте, но непередаваемый дух романтики… О да! Он, и только он влек меня к неизведанным горизонтам – на встречу прекрасной стране времени, где неизвестно, что принесет тебе завтрашний день.

Итак, я плыл на призрачном корабле, уповаясь самой чудесной-расчудесной сказкой, и понял что приплыл гораздо ближе, чем мог себе предположить. Волна вынесла призрачный корабль на берег никому неизвестной деревушки в Англии – в 19 век. Я просто остолбенел – еще недавно я читал про Шумер, и вот уже Англия. Но, в то же время, радость непередаваемая – наконец читать на относительно современном языке, полностью понятном для моего восприятия.

Англия

[Снова записи]

Молчаливая река смотрит на меня, бедного странника, сидящего на ее берегу и жалующегося на свои страдания. Мне надоело бежать от своей судьбы, спасая мир от зла. Я хочу встретить своего врага лицом к лицу. Усталость – да; страх – нет. Мне нечего более бояться. Все мои подвиги не только не укрепили силу, но свергают меня вниз. И падение длится целую вечность. Кровь стынет в жилах, а сердце отделяется от души. Я несусь прочь от своих проблем. Я просто устал. Так устал. Я был Гильгамешем, Гераклом, Иисусом, Буддой… Надоело спасать тех, кто никак не может спасти себя сам. Для чего я стараюсь? Кому все это нужно. Пусть холодный ветер развеет теплый пепел, и все закончится. Не будет больше ни солнца, ни света, ни неба, ни птиц, ни водопадов, что свешивают свои прозрачные кудри в воду и наполняют журчащим пением голубые просторы. Стоп! Что со мной? Я это все что у них осталось, и дар будет продолжаться столько, сколько потребуется. Хранитель дара будет вечно пребывать в согласии со своими братьями…

Я бы продолжал думать и мечтать о будущем, которое пересекал как капитан волшебного корабля, если бы не подошла она и не прервала поток моих сумеречных мыслей, девушка Катя, приехавшая еще в детстве в эту маленькую деревушку вдали от суеты городских кварталов. Когда она была рядом, ничего другого мне не было нужно. Своей прелестной улыбкой она согревала каждую клеточку моего тела. Я знал, что теперь мы вместе, наши пути переплелись в яркий клубок разноцветных нитей; может этот клубок и есть Солнце. В ее глазах я вижу себя. Она видит себя в моих глазах. Наши волосы развиваются на ветру, который поет свадебную песню, вселенской свадьбы. Никого я так не любил. Теперь я не смогу оставить это место и не пересеку более границу времен. Мы будем вместе. Вечно.

Месяц назад я буквально свалился с неба в это поселение – прямо в грязь. Упал, как и всегда из кипящего неизвестным для моего мозга жернова, который молол в своей пасти время, пространство, эпохи… в общем, все, что только существовало для человека и было ему понятно; там, в сумрачном крае не было дня и ночи, не было заката и рассвета, и я там был ничем – обычной песчинкой в море песка, дрейфующей к новым приключениям.

Катя как раз была неподалеку в тот момент. Уже тогда, впервые увидев эту девушку, я утонул в ее глазах, а потом “взлетел вверх” и стал витать в облаках.

Я приземлился неудачно и сломал руку. Она не видела, откуда я сюда “прибыл”, но прибежала на мои крики о помощи. Боль была настолько невыносимой, что сковывала мои движения. Кое-как мы добрались до ее дома, где она жила со своей матерью – пожилой женщиной лет шестидесяти на вид, уже побелевшие от старости волосы которой ниспадали на хрупкие плечи; но в ее серых глазах читались сила и уверенность, зрачки сразу прицельно остановились на мне, когда я впервые вошел в их дом с окровавленной рукой, буквально повиснув на плечах девушки. К моему непередаваемому счастью, старуха разбиралась в медицине, и спустя месяц я уже был практически здоров, но иногда еще чувствовал легкий зуд в локтевой области.

И вот теперь мы стояли на берегу небольшой речушки и смотрели друг другу в глаза. Не надо было никаких слов – мы понимали друг друга молча. Тогда мы и решили пожениться, я уже не боялся ничего, так как был твердо уверен в своей силе и на хотел отдавать самый дорогой дарованный мне богами подарок. Мать ее сразу согласилась, не став расспрашивать, откуда я приехал, зачем я здесь, кто я. Она была мудрой женщиной и также все понимала без слов.

Свадьба состоялась в прекрасный солнечный день. Небольшие белые барашки плавали по небу, бросая на нас свои взгляды и одобряя принятое решение. В воздухе летал аромат разных трав. Меня просто переполняло чувство счастья тем, что я есть. Как прекрасен мир! Что за сказка! А я главный герой этой сказки… Но в каждой сказке есть ЗЛОДЕЙ !

-Нет!!! – закричал я что есть сил, когда увидел разверзнувшуюся землю, откуда стали выползать уродливые монстры – дети подземелий; с каждым разом они находили меня все быстрее. Радость сменилась злобой, которая затмила все мое живое, я озверел и понесся рвать когтями и терзать зубами монстров, которые стали для меня проклятием. Трава стала краснеть от людской крови – да, проклятые чудовища убивали всех, кто попадался им на пути, - и чернеть от жидкости, вытекавший из тел неземных адских созданий. Воздух наполнился людскими воплями и рычанием кошмарных тварей…

Еще минут пять, и я стоял весь черно-красный. Тишина. Нигде ни звука. Вымерла вся деревня. Надеюсь, хоть кто-то успел убежать! За что мне все это?!!

-Я проклинаю день, когда появился на свет. Мои страдания – глупость… или нет.

Я повернул голову в сторону и… Боже! Что я увидел! Катя лежала вместе со всеми на красной траве. С головы стекала маленькая струйка крови. Слезы сами собой навернулись на лице – я плакал первый раз в жизни. Упав на колени и закрыв лицо руками, я застыл в этом положении примерно на час. Все! Все слезы вытекли. А внутри – НИЧЕГО. Нет ни злобы, ни скорби – все ушло. Я поднялся и с равнодушным лицом поплелся к порталу… В этом мире мне делать уже нечего…

[На этом записи обрываются]

Часть 3

-Алексей Михайлович? – поток моих мыслей прервал профессор. – Вы уже все прочли?

-Да, - ответил я, вытирая слезы с лица, - все.

-Что-то не так? Вы плачете?

-Почему у кого-то есть все, а у кого-то – ничего?

-Э-э-э. Вы о чем? А! О летописях всех времен, - последнее предложение он произнес с явным сарказмом.

-А вдруг все это правда?

-Вы… Что? Шутите? С вашими мозгами, - да такие мысли!

-Ладно, - пробурчал я, - в хим-лаборатории разберутся – что к чему.

Сказка о добре и зле. Сказке о вечности и секундном моменте. Я не мог оставить это просто так. Да еще и слова в начале текста:

Если ты читаешь это СЕГОДНЯ,

значит ВЧЕРА меня не стало,

а ЗАВТРА уже не настанет никогда…

Что, если завтра действительно не придет никогда. Меня начал бить озноб. Чем дальше мы плыли, тем сильнее я заболевал. Озноб был одновременно и жаром. Меня словно трясло от холода в адском огне. Всю оставшуюся дорогу до порта я лежал не вставая.

Недолго еще длились наши путешествия. Очень скоро мы очутились у себя на родине – в Москве. Здоровье мое окончательно выправилось, я вошел в калию деньских забот и почти забыл о призрачных мечтах.

Как-то я понял, что совершенно забыл узнать результаты химических тестов станиц, которые я еще так недавно читал с упоением. В хим-лаборатории мне навстречу вышел хорошо знакомый врач – Петр Иванович – человек невысокого роста, худощавый, с поседевшими от долгих лет волосами:

-Очень интересно… - все, что сказал он, потом надолго задумался.

Я решил прервать его размышления:

-Кгхм, - прокашлялся я, - что вы по этому поводу думаете?

Он помотал головой и начал говорить:

-Значит так. Не знаю, где вы это нашли, но наши ученые не смогли определить состава ни сосуда, ни бумаги. Неизвестные для нас химические соединения! Вы хоть понимаете, что это означает! Вам принадлежит великое открытие! Даже нельзя себе представить! Все, что раннее было уделом повествований в дорогих голливудских фильмах и не только, теперь обретает четкие очертания и становятся реальностью…

Становится реальностью… реальностью… РЕАЛЬНОСТЬЮ! – Слова эхом продолжали звучать в моей черепной коробке, когда я уходил из лаборатории и сливались в единый водоворот с “…ЗАВТРА уже не настанет никогда…”

Знаете, иногда на ум приходит чувство некоей неопределенности, неуверенности, кажется, что за тобой кто-то наблюдает. Постоянно скользит по тебе взглядом. А лоб начинает теплеть, пульсировать, словно на него наведена невидимая мишень, и как бы ты не пытался ее сбросить это тебе никак не удается. В данный момент у меня возникло как раз то самое чувство, всплыло из глубин подсознания и прочно обосновалось на новом месте. Я стал нервно оглядываться вокруг в поисках “снайпера”. Мои труды не увенчались успехом. Лишь страшно захотелось закурить. Я зашел в ближайший магазин за пачкой сигарет. Протягивая деньги продавщице, я по-прежнему ощущал пристальный взгляд, теперь – на своем затылке. Я резко обернулся. Слово “резко” наверное здесь неуместно, так как мир снова замер. Шум раздался в моих ушах. Лишь я его слышал. Я почувствовал, как ветер, непонятно откуда взявшийся в магазине, стал постепенно сметать из этого мира, унося в неведомые дали. И я все еще здесь… и так далеко… так далеко, даже так далеко.

-Привет! – меня вывел из транса казалось бы с детства знакомый мне голос.

Передо мной стоял человек в голубых джинсах и черной куртке. Его кудрявые волосы ниспадали на широкие плечи. Он был довольно крепкого телосложения. Не хотел бы я встретиться с ним в рукопашной один на один…

-А зачем думать о насилии? А? – он прочел мои мысли. Боже! Он прочел мои мысли! – Я тебе не враг. Нам незачем мериться силой, - произнес он с по-прежнему невозмутимым спокойствием в голосе.

-Хорошо. Рад это слышать, - я попытался улыбнуться. Получилось, откровенно говоря, не очень.

-Я же говорю, – я друг. Не бойся. Просто почувствуй это.

Я попробовал почувствовать. У меня начало получаться. Будто этот человек очень хорошо знаком мне, словно мы вместе прошли войну, или что-то в этом роде. Такое странное чувство. Но человек не дал мне размышлять далее, отрезав четкий строй моих мыслей:

-Ты про меня читал и чувствовал, что я переживаю.

Я не поверил своим ушам. Что?!! Неужели это человек из загадочных текстов? Неужели я стою и говорю с ним. Нас двое – он и я. И мы вместе вошли в этот мир, и как будто родились заново. Меня захлестнул поток чувств и стал вертеть и крутить во все стороны. Пропало ощущение тела. Я растворился сам не знаю в чем, стал текучим, как это описывается в эзотерических книгах.

И вот я уже здесь – снова в обычном мире, но чувство, принесенное из другой реальности никогда не покинет мой мозг. Мой новый старый знакомый снова нарушил тишину:

-Надо успеть до закрытия в лабораторию.

-Хорошо. Пошли, - только и смог вымолвить я, все еще не в состоянии оценить ситуацию, ошарашенный всплесками энергий других миров.

Когда мы выходили, продавщица покосилась на нас, как на двух сумасшедших, и я ее прекрасно понимал. Еще совсем недавно я был полным атеистом, если можно так сказать, а теперь я обрел веру, вот только жаль она пока еще находилась в аморфном состоянии, не обретя четкой формы. Возможно, все еще впереди.

Я не заметил, как мы добрались до лаборатории. Все буквально проплыло мимо меня за считанные секунды, словно я рассекал волны морей на своем корабле. Близился час закрытия, надо было спешить. Когда мы подошли, двери были уже закрыты – мощные стеклянные двери с пуленепробиваемым стеклом, открывающиеся благодаря срабатыванию расположенного сверху светового прибора, который часто используется в супермаркетах и салонах-магазинах. Кода доступа у меня не было – его имели лишь сотрудники данного учреждения. Я здесь был относительно чужим, хотя был знаком со многими специалистами.

-Открыто, - произнес мой спутник.

-Как же открыто, если закрыто.

Я посмотрел на дверь. Еще секунду назад она была закрыта! Я готов в этом поклясться. Но что произошло?! Я вспомнил про своего спутника. Наверное, удивляться нет чему. После того, что произошло, это скорее всего не единственное чудо, на которое он способен.

Мы вошли. Помещение было освещено тусклым дежурным светом, который мягко ложился на покрытые пластиком стены. Тем не менее я был просто уверен, что в лаборатории кто-то остался. Меня стало волновать положение дел – мы проникли без спроса в помещение! Сколько нам дадут за нарушение закона. Надеюсь, встретим хотя бы кого-то знакомого – удастся отвертеться.

-Не волнуйся по пустякам…

-Мне надоело, откровенно говоря, - прервал я его несколько раздраженно, - что ты читаешь мои мысли.

-Извини, больше не буду. Просто их вижу парящими в воздухе – они открыты для каждого.

У меня сердце екнуло – сколько еще человек на этой планете способно “видеть невидимые” четкие символы в воздухе. Надо меньше думать.

-Надо меньше напрягаться… Э-э-э… Извини, - теперь точно больше не буду. Все беды людей в том, что они слишком часто напрягаются. Потом трудно восстановить функционирование организма даже на материальном плане.

Так мы медленно брели, точнее плыли, по коридору, пока из-за угла не вышел Игорь – молодой, но уже опытный специалист. Наши взгляды встретились, когда он заметил нас на расстоянии примерно три метра – настолько бесшумно мы с “путешественником во времени” передвигались. Игорь замер, мы – тоже.

-Что ты здесь делаешь? И разве дверь не заперта? – сразу выпалил он.

Мой спутник не дал сказать мне ни слова. Он просто вытянул вперед правую руку. Кончики его пальцев стали излучать голубоватый огонь, который заполнил коридор мерным сечением. Огонь отражался на матовом лице Игоря, еще ярче сверкали его глаза, из которых голубые струйки стали растекаться по жилам. Каждая вена и артерия стали светиться. Боже! Он зажег его, как рождественскую елку. Мне стало не по себе. Я взял путешественника за руку:

-Не надо. Ему наверное больно?..

-Ему хорошо, - послышалось в ответ. – Скажите пожалуйста, - эта фраза служила обращением уже к Игорю, - где находятся все документы относительно таинственно сосуда… Хотя… можете не говорить – я их вижу. Вот же они - проплывают над вашей головой.

На секунду мне померещилось, что я действительно вижу тусклые расплывчатые слова, парившие в воздухе словно по мановению волшебной палочки. Свет, тем временем, свет стал бледнеть, вены перестали светиться, и Игорь даже не упал, – мягко опустился – на пол. Мы пошли дальше. Мой спутник остановился перед комнатой с нумерацией 5TN, щелкнул пальцами, и дверь открылась. Лабораторное помещение в ширину метров двадцать и в длину метров десять было забито всевозможными предметами, находившихся на столах, а именно: колбы в подставках, пробирки, электронная аппаратура, пара компьютеров, небольшие контейнеры и т.п. По бокам комнаты у стены стояли длинные шкафы с открывающимися металлическими ящиками. Путешественник сразу стал “наводить порядок”, роясь в документах, открывая ящики и меняя что-то в компьютерных данных. С компьютерами он был знаком видно не очень, так как постоянно задумывался, нерешительно нажимая очередную клавишу. Я сразу же спросил его:

-А в каком времени ты последний раз был?

-В совсем недалеком прошлом, даже по твоим меркам, - ответил он, не отводя взгляд от экрана монитора, - в тысяча девятьсот девяносто пятом году.

-Пять лет назад? А ты меня видел?

-Нет.

-Ты опять э-э-э… Бежал?

-Точно.

-А где был твой первый дом? – слово перевый я произнес несколько неуверенно.

-В Шумере.

-У тебя там была семья, да?

-Жена и двое детей, - он призадумался, - надеюсь, их коснулась милость богов.

-Извини, я не хотел заставлять тебя вспоминать грустное.

-Да, ничего – я привык. Все слезы уже вытекли.

-А ничего, если спрошу, кто за тобой охотится?

Он на минуту оторвался от своих дел и глубоко задумался, нахмурив брови. Потом наконец промолвил:

-Если я хотя бы намекну тебе, они сожрут твою душу и рассеют молекулы тела по всей вселенной… Извини я не хотел тебя пугать.

-Да, скорее всего, мне лучше не знать. А почему ты стираешь все данные относительно этого случая? Тоже в целях заботы о человечестве?

-Верно, - сказав это, он снова стал рыться в компьютерных данных.

-А как же бутылка?

-Я ошибся. Когда я ее кидал в воду, думал, что меня точно не станет, а это послание… даже не знаю, зачем я его отправил – все по воле богов. У меня нет объяснения, кроме того что это ошибка.

-Из чего сделаны бутыль и бумага.

-Из чистого воздуха.

Мои глаза снова полезли на лоб:

-Разве такое возможно.

-Ты привык верить только в то, что можно увидеть, потрогать или понять, но это далеко не весь спектр доступных восприятию вещей.

Вдруг пол подо мной заходил ходуном, стены задрожали, прочное стекло потрескалось и разлетелось на тысячи мелких осколков, упавших со звоном на пол лаборатории. Путешественник нажал “Enter”.

-Они пришли, - мне пора. Прощай.

Я ничего не сказал, но знал что он прочитал символы, которые летали в воздухе над моей головой. Еще я все-таки рад, что конец света еще не пришел. И не придет никогда, пока наша судьба в руках такого человека, уже полубога… или бога… Иисус… Будда…

Эпилог

Я сидел в своем кресле из искусственной кожи в тускло освещенной комнате пятидесяти шести этажного здания в Северном округе города Моск – бывшей Москвы, покуривал кальян и размышлял ни о чем. Дым заполнил меня и сладко пьянил, позволяя войти в легкий транс и забыть о насущных проблемах. Прошло вот уже сто пятьдесят лет, а я еще жив благодаря новой жизни, что озарила наши головы. Прогресс все идет вперед, а земля живет своей жизнью. Изобретены препараты, которые значительно упростили жизнь. Нет смысла рассказывать о том, что ОЧЕВИДНО. Но все это – благодаря одному человеку, на котором держится свет… Я твердо верю, что он никогда не оступится. Я просто ВЕРЮ…

И если ты читаешь это СЕГОДНЯ,

значит ВЧЕРА меня не стало,

а ЗАВТРА будет вечно.

НАЗАД